Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Законодательная реализация идеи использовать «высокий потенциал винодельческой отрасли» стала сюрпризом для виноделов России и обернулась почти международным скандалом. РБК разбирался, как появился «закон o Moet» и что он меняет.

На минувшей неделе, 2 июля, Владимир Путин утвердил поправки в закон «О регулировании алкогольной продукции» (171-ФЗ) — основной документ, регулирующий алкогольный рынок России. Поправки официально опубликованы 6 июля и вступили в силу.

Но документ еще до его подписания президентом России обернулся почти международным скандалом — из-за него приостановил поставки в Россию один из крупнейших мировых производителей шампанского Moet Hennessy.

РБК разбирался, на каких бутылках теперь можно писать «шампанское», что такое «российский коньяк» и почему виноделам необходима федеральная саморегулируемая организация.

Как появилась идея поправок

С идеей изменения закона 171-ФЗ группа депутатов выступила еще в 2017 году. Согласно пояснительной записке четырехлетней давности, оно вызывалось необходимостью уточнения и конкретизации в законодательстве отдельных регулирующих положений и норм с учетом особенностей винодельческого производства, «создающих нормативно-правовую базу для дальнейшего поступательного развития российского виноградарства и виноделия». Национальная экономика, по версии авторов поправок, не использовала высокий экономический потенциал винодельческой отрасли в качестве «эффективного инструмента развития южных регионов России». «Ни одна сельскохозяйственная культура не обеспечивает на единицу земельной площади столько рабочих мест и валовой продукции, как виноград», — отмечали они.

Депутат Юрий Смирнов («Единая Россия», комитет по физкультуре, спорту, туризму и делам молодежи) подчеркивает, что у закона «О виноградарстве и виноделии» «непростая судьба»: «Достаточно сказать, что с момента принятия документа Госдумой в первом чтении и его опубликования после подписания президентом прошло два года. После рассмотрения законопроекта во втором чтении было принято решение привлечь к работе над документом отраслевых специалистов». Депутат Наталья Боева (также «Единая Россия», комитет по аграрным вопросам), в свою очередь, отмечает, что над поправками работали два года и «все это время споры вокруг него не утихали». «Я знаю, что закон подвергается критике. Но критиковать всегда легче. Закон необходимо дорабатывать, поэтому комитет по аграрным вопросам ждет предложений и готов их обсуждать», — анонсирует она.

Остальные авторы законопроекта (всего их 14) на момент публикации не ответили на вопросы РБК.

Поправки уточняли используемые в отрасли определения, в частности такие как «винодельческая продукция» и «виноматериалы», относили коньячный спирт к виноделию, вводили понятия игристого вина (шампанского), российского коньяка и других напитков, включали малых производителей — крестьянские (фермерские) хозяйства — в программы стимулирования развития малого предпринимательства и содержали другие в принципе полезные положения.

Правда, правительство законопроект не поддержало, указав в предварительном отзыве на большое количество нестыковок и нечеткость формулировок. Проект дорабатывался, в 2019 году был принят и в первом, и во втором чтениях, но затем вновь был возвращен ко второму. В итоге финальное рассмотрение прошло сразу в двух чтениях в июне 2021 года. Председатель нижней палаты Федерального собрания Вячеслав Володин после голосования по поправкам отметил: «<…> Законопроект очень непростой. Чтобы он был поддержан единогласно, большая работа комитетом проделана».

Как рассказывал РБК президент ГК Simple Максим Каширин, поправки получили свою финальную форму лишь ко второму чтению и не обсуждались с профессиональным сообществом. «Я давно не припомню, чтобы новое законодательство принималось в такие сроки — чуть ли не в последний день работы Госдумы — и не давало никакого переходного периода», — возмущался он. Некоторые опрошенные РБК участники алкогольного рынка все же признали, что были в курсе поправок, они знакомились с ними в 2020 году. Почему никто из бизнес-сообщества тогда не стал обращать внимания на обнаружившиеся впоследствии неясности в формулировках, собеседники РБК не объясняют.

Один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Константин Бахарев, сказал РБК, что поправки в 171-ФЗ были необходимы для поддержки российского винного производства и достижения единообразия требований к российской и зарубежной продукции. Он напомнил, что быстро развивающаяся винодельческая отрасль в России получила свой собственный регулирующий документ (468-ФЗ «О виноградарстве и виноделии») только в 2019 году и он требует доработки.

«Мы защищаем свое виноделие, которое сложилось исторически и производит свою продукцию на территории нашей страны, — поясняет еще один автор законопроекта, депутат Михаил Шеремет («Единая Россия»). — Я считаю, что он (закон. — РБК) пойдет на пользу, на защиту отечественных виноделов. Это опять же очень важно с точки зрения роста экономики — увеличения прибыли и отчислений в бюджет страны и региона». При этом он отмечает, что «каждый закон требует на протяжении времени какой-то донастройки»: «Ежемесячно мы возвращаемся в свои регионы и на месте, на практике уже смотрим, как работают принимаемые законы, их эффективность. В ходе диалога с нашими избирателями, в том числе предпринимателями, которые просят внести те или иные поправки, виноделы Крыма поддерживают принятые поправки в 171-ФЗ».

Какими должны быть этикетки для шампанского

Самой обсуждаемой новацией стала необходимость убрать слово «шампанское» с бутылок импортного производства, а точнее, с контрэтикеток (обычно расположены на обратной стороне бутылки) и из сопроводительной документации. Именно это и стало причиной приостановки отгрузок в Россию со стороны Moet Hennessy. Специалисты компании трактовали эту норму как запрет на использование слова «шампанское» применительно к своей продукции. Скандал быстро вышел на международный уровень — в понедельник, 5 июля, французский Комитет шампанских вин (Comite Champagne) призвал временно прекратить поставки вин в Россию, хотя Moet Hennessy уже согласилась маркировать свои напитки, поставляемые в страну, как «игристое вино».

Все это вызвано тем, что содержащееся в законе определение «игристые вина (шампанское)», которое раньше использовалось компаниями-импортерами (при ввозе и регистрации в системах учета, например в ЕГАИС), в результате поправок изменилось на «игристое вино, включая российское шампанское». Строго говоря, это значит, что на контрэтикетке бутылки и в декларациях соответствия продукции производителям импортного алкоголя необходимо отказаться от слова «шампанское» и писать «игристое вино».

Впрочем, Бахарев с этим не совсем согласен: «Наш закон не может отменить название «шампанское», и ничто не препятствует его ввозу в страну».

Как бы то ни было, изменение терминологии в определениях и классификации винной продукции потребует от импортеров вин не только изменить информацию на бутылке, но и провести новую сертификацию продукции. «Новые термины и определения в том виде, как они прописаны, несут технические риски со стороны регуляторов», — предупреждает руководитель информационного центра WineRetail Александр Ставцев. По его подсчетам, изменения потребуются для 20 тыс. наименований, что обойдется отрасли в 140–150 млн руб. «Вопрос не в деньгах, а в том, что аккредитованная лаборатория не рассчитана на такие объемы обработки образцов, которые сначала еще нужно импортировать. Сколько недель она будет обрабатывать запрос всего рынка — неизвестно. А ведь еще требуются изменения в кодах ЕГАИС и ТН ВЭД», — резюмирует он.

Бренд-директор импортирующей вино компании АСТ Наталия Шастина также отмечала, что продукция, которая должна заводиться в ЕГАИС в ближайшее время, потребует переоформления и новой сертификации. «Переклейка контрэтикетки и пересертификация могут быть сделаны в то время, пока продукция едет на склад для оклейки акцизными марками, это не должно занять много времени, но могут увеличиться сроки получения сертификации, если сейчас все российские компании обратятся в лаборатории», — поясняла она.

Один из крупных импортеров сообщил, что по состоянию на среду, 7 июля, запросов о новых сертификатах на продукцию от контролирующих органов еще не было. «Пока происходит политическая буря в стакане воды, никто не понимает, как трактовать положения закона, в которых нет согласованности с положениями об импорте для стран ЕАЭС», — описывает ситуацию собеседник РБК.

Что такое «российское шампанское»

Определение «российское шампанское» в контексте закона также является неоднозначным. По регламентам, принятым в ЕС, название «шампанское» могут иметь только игристые вина, произведенные во французском регионе Шампань (Champagne AOC, Appellation d’Origine Contrôlée) по определенной технологии и из определенных сортов винограда.

В России, которая использует это название для собственной продукции, вопрос о правовой охране «шампанского» и «коньяка» поднимался после вступления в ВТО, и тогда Федеральная служба по регулированию алкоголя (Росалкогольрегулирование, РАР) разъясняла, что на кириллице термины определяют вид продукции, а не наименование места происхождения товара или географическое указание. «Термин «российское шампанское» можно использовать только на территории нашей страны, — уточняет депутат Михаил Шеремет. — Данный закон будет способствовать условиям дальнейшего развития отечественных винодельческих отраслей, а особенно малых форм хозяйствования. Эти поправки исключительно в интересах развития виноделия в России».

Правда, его коллега по законопроекту — депутат Владимир Синяговский («Единая Россия», комитет по транспорту и строительству) — напоминает, что «князь Голицын в том числе стал прародителем отрасли виноделия в России и уже нет смысла спорить о родине шампанского»: «Тем более если шампанское выдержанное (произведенное в России. — РБК), то оно ничем не хуже. Новые называют игристым, хотя и качество нормальное, и виноматериал хороший. Так что нужно продолжать дальше, и коньяки должны быть у нас. Нужно работать на воодушевление. Ну а Евросоюз — значит, нужно садиться [за стол], убеждать друг друга», — считает Синяговский. «В России производим игристое вино и в небольшом количестве, с особыми требованиями — классический продукт, — отмечает Боева. — И если оно произведено так, как записано, а указанная на бутылке информация позволяет отследить его путь от лозы до бокала, то оно может называться российским шампанским».

Крупнейшие российские производители игристого вина решительно заявили, что к лоббированию «российского шампанского» отношения не имеют и введенные для французских коллег требования не поддерживают. Президент группы «Абрау-Дюрсо» Павел Титов подчеркнул, что если ресертификация иностранной продукции — это «разовая бюрократия», то норма о «российском шампанском» нарушает логику обсуждения Россией и Францией правил использования термина «шампанское»: «Шампанское производится в регионе Шампань, и это абсолютный постулат. Мы должны уважать зарубежные аппелласьоны, чтобы другие страны уважали и наши».

Гендиректор производящей игристые вина компании «Золотая балка» Елена Костенко ранее заявляла, что французские виноделы имеют «неотъемлемое историческое право» называть игристые вина из Шампани шампанским. «Нам чужое не нужно. Мы предпочитаем заработать репутацию для своих вин только выпуском продукции самого высокого качества, а не присваиванием себе чужих титулов и регалий», — сказала она.

РБК обратился за комментарием в Федеральную службу по интеллектуальной собственности.

Больше земель под виноградники

Согласно новой версии закона 171-ФЗ, под виноградники теперь можно использовать не только участки виноградопригодной земли, но и участки сельскохозяйственного назначения или в составе зон сельскохозяйственного использования. Как пояснил Титов, разрешение использования земель сельскохозяйственного назначения расширяет возможности виноградарей, так как закон не фокусируется теперь только на реестре виноградопригодных земель. По данным НКР, на конец 2020 года Россия занимала 20-е место по площади виноградников, 12-е место в ренкинге производителей вина и шестое место среди его крупнейших импортеров.

Из чего делать «коньяк России»

Кроме того, закон вводит термин «коньяк России» — это определение может быть указано на этикетке продукции, произведенной на 100% из выращенного в России винограда. Поправки также создают систему подразделения коньяков по году выдержки: одинарные (трех-, четырех-, пятилетний), марочные (КВ — коньяк выдержанный, изготовленный из дистиллятов с выдержкой не менее шести лет; КВВК — коньяк выдержанный высшего качества с выдержкой не менее восьми лет; КС — коньяк старый с выдержкой не менее десяти лет; ОС — коньяк очень старый, выдержка не менее 20 лет) и коллекционные — марочные коньяки, дополнительно выдержанные в дубовых бочках не менее трех лет.

При этом закон разрешает в течение семи лет со дня его вступления в силу переработку или использование в целях производства коньяка коньячного дистиллята, произведенного за пределами России.

Но, как и термин «шампанское», «коньяк» является защищенным географическим наименованием. Коньяком может называться только бренди, произведенный во французском департаменте Шаранта, где расположен город, давший название напитку, — Коньяк.

Зачем нужен новый регулятор

Российское виноделие регулируют несколько федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ): Минсельхоз отвечает за госполитику и нормативно-правовое регулирование в сфере виноградарства и виноделия; вопросы лицензирования и осуществления госконтроля напитков, регулируемых законом об обороте алкоголя, находятся в ведении РАР; Минпромторг курирует рынок в части торговли.

Согласно новой версии закона, у виноделов появится новый регулятор — федеральная саморегулируемая организация (ФСРО) с широкими регуляторными возможностями. Так, к примеру, продукцию ЗГУ (вина защищенного географического указания с обозначением региона производства) и ЗНМП (вина защищенного наименования места происхождения, с указанием виноградника / малой территории производства — муниципалитета или поселения) могут производить только члены этой организации. Организация будет заниматься определением виноградо-винодельческих зон, терруаров, разрешенных сортов винограда. В федеральную организацию будут входить региональные советы и комитеты, которые станут создаваться по принципу объединения виноградарских и винодельческих хозяйств, совокупно владеющих не менее чем 50% от виноградных насаждений соответствующих винодельческих районов или терруаров. При голосовании членов ФСРО голоса будут учитываться пропорционально площади имеющихся у каждой компании виноградных насаждений. В зависимости от объема площадей под виноградниками будут рассчитываться и членские взносы.

В отношении федеральной СРО пока неясны ни детали ее устройства, ни сроки создания. По словам Бахарева, с предложением о создании организации выступал Союз виноградарей и виноделов России. Но президент союза Леонид Попович сообщил РБК, что не обладает информацией об уставе организации и сроках ее создания.

Что такое российские терруары и аппелласьоны

Классификация вин ЗГУ и ЗНМП осуществляется на основании российской национальной системы защиты винодельческой продукции, которая распространяется только на российские вина. А значит, эти формулировки не смогут использовать импортеры, маркируя таким образом иностранную продукцию на контрэтикетках и в сопроводительных документах. К ЗГУ, в частности, относятся регионы «Долина Дона», «Ставрополье», «Дагестан», «Долина Терека», «Нижняя Волга» и «Крым», «Кубань», «Кубань. Геленджик», «Кубань. Новороссийск», «Кубань. Анапа», «Кубань. Крымск», «Кубань. Таманский полуостров» и т.д. К ЗНМП — Семигорье, Голубицкая Стрелка, Тмутаракань, Южный берег Тамани, Долина Лефкадия, Дивноморское, Абрау-Дюрсо, Арпачин, Мысхако и т.д.

Как пояснил Бахарев, создание ФСРО необходимо в связи с тем, что в изначальной редакции закона «О виноградарстве и виноделии» ряд полномочий должен был быть отнесен к компетенции единого ФОИВ. Однако на деле правовое регулирование распределено между многими ФОИВ, и появление ФСРО сможет снять часть этих вопросов.

Винодел и председатель Ассоциации виноградарей и виноделов «Севастополь» Олег Репин напомнил, что до принятия текущих поправок полномочия СРО, представлявших собой сообщества виноделов и образованных по территориальному принципу, были сведены к минимуму: одна из их основных функций заключалась в установлении границ территорий защищенного географического указания.

Полномочия, которые должна получить федеральная СРО, по мнению Репина, противоречат другим законам — ведь вступление в СРО носит добровольный характер. «Кроме того, образование такой организации, которая отвечает за создание центральной дегустационной комиссии, выдачу сертификатов, расчет потребности в акцизных марках, но управляется участниками рынка (с перекосом в сторону крупнейших производителей), может повлечь за собой возникновение коррупционных схем», — объясняет Репин.

РБК обратился за комментариями в Минсельхоз и Минпромторг.

Депутат Бахарев считает, что техническую сторону трактования закона должны разрешить разъяснения РАР или подзаконные акты, выпущенные регуляторами. В РАР вопрос РБК переадресовали в Министерство финансов, уточнив, что вопросы госполитики находятся в его ведении. РБК обратился за комментарием в Минфин.

Источник: rbc.ru

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
– Больше новостей – в нашем Телеграме –

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий
Пожалуйста, введите свое имя

− 2 = 2