Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Начинаю публиковать главы книги, не вошедшие в русскую версию.
Итак, Глава 20. Vive la Ukraine!
resttown
RestTown, лучший публичный дом Украины

 

Хорошим девочкам рады на небесах,
плохим девочкам – где угодно.
Лозунг Всемирного конгресса проституток

 

В августе 2003-го в Минске стало слишком жарко – на допросы дергали Пашу и Степу, и круг подозреваемых постепенно сужался. Никрон находился в Минске и зарабатывал деньги, которые затем в равной пропорции делились между ним, Степаном и Пашей. Мне всегда претил подобный подход: я считаю, что каждый должен зарабатывать соразмерно своему вкладу в общее дело, и когда однажды утром мне в Киев позвонил Степан и потребовал засылать им три четверти от всех моих заработков, я не выдержал и сообщил Никрону, что с меня довольно.

– Боря, ну подумай сам, – увещевал я друга, – когда-то мы работали все вместе: ты, я, Степа и Паша. Каждый делал свою часть работы, поэтому и весь «выхлоп» мы делили на четверых. Но сейчас-то все изменилось: ты один работаешь, а две трети отдаешь пацанам. За красивые глаза, между прочим. Ты сутками в онлайне, не высыпаешься, а они только бухают да баб таскают, а деньги хотят иметь те же, что и ты. Так не бывает, это противоречит здравому смыслу.

Никрон расценил мои наставления как предательство общих интересов, затаил обиду и несколько месяцев со мной не общался, которых ему, впрочем, хватило, чтобы убедиться в моей правоте, и после этого ничто уже не омрачало наших отношений, он несколько раз приезжал ко мне в Киев, и мы неплохо ладили вплоть до самого моего ареста.

Украина времен правления Леонида Кучмы была для меня, двадцатилетнего парня с большими амбициями и не меньшими деньгами, настоящим раем. Я находился в розыске в Беларуси (спасибо подельникам) и в межгосударственном розыске по странам СНГ (из-за ареста Толяна). При этом преспокойно жил в центре Киева и ездил по всей Украине и России по своим реальным белорусским документам. Ты спросишь, как такое возможно? Очень просто: информация о розыске преступника не так быстро попадает в локальные розыскные базы других стран, и даже будучи в международном розыске люди порой еще полгода спокойно перемещаются по миру, пересекают десятки госграниц, часто и не подозревая, что судьба их уже поставлена на карту и другие думают о ней больше, чем тот, кому она принадлежит.

В сентябре из Соединенных Штатов депортировали моего брата, и он сразу же приехал ко мне в гости.

– Дима, а где ты там жить собираешься? – спрашивал я его еще весной, когда он только заикнулся, что получает американскую студенческую визу и летом поедет туда на заработки.

– Я рассчитывал, что ты мне поможешь…

– Хм-м, ну ладно… Есть у меня один знакомый в Чикаго – Mumiytroll с CarderPlanet.

– Мумик, мой брат в Штаты собрался, – тем же вечером написал я в «аську» Мумийтроллю, – пусть поживет у тебя, если не возражаешь, работу ему какую помоги найти…

– О’кей, пусть приезжает.

Дима улетел в Иллинойс. Жил у Мумийтролля и, насколько я понял, поисками работы не особо заботился.

– Полисдог, я уезжаю из Чикаго, – написал мне Mumiytroll где-то через месяц. – Надолго. Брат твой парень неплохой, но оставить его у себя я не могу. Пока есть время, пусть подыщет себе новое жилье.

На «Планете» Дима познакомился с одним русскоязычным кардером родом из Воронежа, который уже долгое время жил в США, и поехал к нему. Аркадий – так звали его нового знакомого – был стоматологом по образованию, но кардером по призванию, и, как позже выяснилось, не первый день находился в «разработке» ФБР.

– Сижу я как-то раз дома, – начал рассказ о своих «приключениях» Дима, когда мы увиделись в Киеве. – Аркаша куда-то уехал, а Оля, жена его, на работе. Вдруг слышу в гараже звуки какие-то, возня непонятная. Спускаюсь – и аж в глазах зарябило от полицейских и агентов разных мастей: ФБР, Сикрет сервис, местная полиция… Человек двадцать, с оружием. Показывают мне жестом: не шуми, мол, – чтоб я сообщников типа не предупредил, хотя толку от этого – дом-то наверняка оцеплен… Надели наручники, осмотрели помещения. Отвезли в тюрьму, и я две недели там просидел. Потом в другую перекинули, тоже федеральную. Там еще недели три, потом в иммиграционную тюрьму и домой.

– Кормили нормально?

– Да, вполне. У амеров в этом плане нормально, как в армии, – я по телеку видел, как президент Буш в Ирак приезжал, перекусывал там с солдатами.

– А с одеждой что?

– Переодевают в робу – оранжевого, бежевого или голубого цвета, зависит от тюрьмы. Все передвижения – в наручниках. На ногах кандалы. Наручники и кандалы соединены между собой цепью. Пока сидел, посмотрел все новые фильмы на DVD, у нас их еще нескоро покажут. Мобил в тюрьмах нет, зато наркоты завались: марихуана, экстази, кокаин – было бы лавэ…

– Негры не трогали?

– Да не, нормально. Вот латиносы – те долбанутые, с пяти утра уже бла-бла-бла на своем испанском, спать мешают. Спорят, ругаются, руками размахивают. Цыгане чертовы…

– Сколько ты всего просидел?

– Полтора месяца. Потом агенты миграционной службы посадили меня в самолет и довезли до Варшавы. Там пересадили на рейс до Минска, но со мной уже не полетели. В паспорт шлепнули депорт и 10-летний запрет на въезд в Штаты, но мне туда уже и самому не хочется.

– А с приятелем твоим, Аркашей, что?

– Пока сидит, но Оля говорит, что скоро выпустят и вышлют в Россию.

– Так а тебя за что прицепили? А то звонит мне как-то утром твоя мама, в расстроенных чувствах, и говорит: «Диму в Америке арестовали». Что к чему – ну нифига не знает. Сказала, что тебя могут выпустить под залог, но столько денег мы не нашли.

– У меня в рюкзаке несколько кредиток было. Поддельных.

– Это мог бы и не уточнять, я догадался. Дальше что?

– Сказал, что принадлежат к Аркадию.

– Ну да, что еще ты мог сказать…

– В смысле? – по лицу брата я понял, что задел его своей фразой.

– Да не смотри ты на меня так. Я хотел сказать, что глупо отрицать очевидное. Если Аркадий давно в разработке, – а судя по твоему рассказу, это так, – то лучше, чтобы кто-то один за все «грузился», чем вдвоем за одно и то же сидеть. Что твой друг, видимо, и сделал. Ладно, страдалец, поехали топить в вине и разврате твои воспоминания. Для начала – в RestTown…

• • •

– Такси! Такси! – мы подходим к проезжей части и я коротко взмахиваю рукой.

– Куда едем? – такси в Киеве вообще не проблема, и на то, чтобы словить машину, обычно уходит не больше минуты.

– В «Ресттаун».

Мы не называем адрес, все таксисты и так его прекрасно знают. RestTown, или «город отдыха», был самым известным борделем Киева и работал под «крышей» СБУ[1]. Иного, впрочем, быть и не могло, потому что официально проституция в Украине запрещена. Четырехэтажное здание в спальном районе. Неоновая вывеска в виде полуобнаженной красотки. Вереница такси перед входом. На стоянке – от «гелика» и выше. Неуклюжая попытка сунуть в руку вышибале долларовую банкноту не сработала: группе молодых людей перед нами во входе отказали. Красная лента не поднята, шеренга шкафов в черных костюмах осталась недвижимой. Я занервничал. В конце концов, фейсконтроль выполняет непростую задачу: никаких малолеток, подвыпивших гопников и сексуальных маньяков (интересно, как они их определяют?) – только благоухающие постоянные гости и респектабельные туристы.

– У нас заказано, – бросаю на ходу.

Охранник у кого-то что-то спрашивает по рации.

– Все в порядке, проходите.

Красный канат поднят, мы заходим в «Ресттаун». Наверное, об этом клубе мечтал Артур Шницлер, когда писал свою «Новеллу о снах». На лестницах обнаженные девушки из красного дерева и приглушенный мягкий свет. Прямо по курсу – казино. Но сегодня оно нас не интересует. Мой брат вернулся из тюрьмы, и моя задача на сегодняшний вечер – сделать так, чтобы он не забыл его никогда. На третьем этаже боулинг и ресторан. Еще несколько шагов по лестнице. Последняя преграда – массивная деревянная дверь с позолоченной ручкой, – и мы оказываемся в святая святых «Ресттауна» – стрип-баре, месте, где женщины прекрасны, платья коротки, а каблуки высоки.

– Вы впервые у нас? – откуда-то из темноты выплыла длинноногая брюнетка в белой блузке и черных брюках, красивая настолько, что рядом с ней даже Джоли показалась бы простушкой.

– Да, – очарованный звуком ее волшебного голоса соврал я.

Девушка оказывается администратором клуба и она рассказывает нам о правилах… «за $50 в час вы можете провести время с любой из наших девушек… приват-рум уже включен в стоимость… сауны есть на любой вкус, но за них надо доплачивать отдельно… самая дешевая – $70 в час… самая лучшая – $400…». Все понятно, с прошлого раза ничего не изменилось.

В зале тела класса «люкс». Покрытые блестками стринги и грудь отражают лазерное шоу. Мы сидим на кожаном диване, потягиваем «Корону» через лайм, а перед нами танцуют модели. Продажные, но все же.

– Vive la Ukraine! – Дима поднял свою бутылку и произнес тост на французском.

– Да здравствует Украина! С возвращением, – поддержал я, мы чокнулись и выпили.

Wake me up inside, –

надрывалась аудиосистема голосом Evanescense, –

I can’t wake up

Wake me up inside

Save me…

Девушки выходили к шесту для стриптиза, призывно танцевали вокруг него и переходили к следующему пилону, где снимали лифчик – раздеваться полностью им не разрешалось.

– Выбирай, брат, – я легонько подтолкнул в бок обалдевшего от обилия красивых женских тел Диму.

– Серж, давай лучше ты, – Дима, не привыкший к подобным заведениям, явно чувствовал себя не в своей тарелке.

– Ну хорошо.

Я прохожусь по клубу и нахожу ее в дальнем углу зала, играющей в бильярд: ее длинные волосы и осиная талия бросаются в глаза даже среди полчищ красоты. Света. Высокая блондинка. Стройная, как лань. Она ведет себя, будто меня и ждала, соблазнительно проводит по волосам и быстро прижимается ко мне так близко, что даже пряжка ремня отскочила.

– Познакомься, брат, – я подвожу девушку к нашему столику. – Это Света.

Наклоняюсь над ним и добавляю шепотом:

– Она сосет так, что…

Дима смущается, краснеет, но все же помогает барышне поудобнее устроиться в кресле.

– Что будешь пить, милая? – я готов взять ей что угодно, зная, что в «Ресттауне» не занимаются консумацией – «разводом» на бабки путем заказа выпивки и закусок за твой счет, как во многих других украинских стрип-клубах.

– Ай, Сереж, только если кофе. Что-то в сон клонит. – Света чуть устало улыбается и кладет свою голову мне на плечо.

– Погоди, сейчас я твой сон быстро прогоню. Да и приятель мой только-только из американской тюрьмы освободился, – со значением добавил я и подмигнул вконец засмущавшемуся Диме.

[1] Служба безопасности Украины – фактически тот же КГБ, но уже в независимой Украине.
Summary
Article Name
Vive la Ukraine!
Description
Главы книги Сергея Павловича "Как я украл миллион. Исповедь раскаявшегося кардера", не вошедшие в русскую версию.
Author
Publisher Name
Издательство "Питер"
Понравилось? Поделитесь с друзьями!
– Больше новостей – в нашем Телеграме –

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий
Пожалуйста, введите свое имя

+ 12 = 15