Продолжаю публиковать главы из моей книги, не вошедшие (или вошедшие частично) в русскую версию.
Глава 47. Тюрьма 8
Именно так в тюрьмах бывшего СССР передвигаются осужденные к пожизненному заключению.
Именно так в тюрьмах бывшего СССР передвигаются осужденные к пожизненному заключению.

Как же преуспели эти суки,
здесь меня гоняя, как скотину,
я теперь до смерти буду руки
при ходьбе закладывать за спину.
Игорь Губерман

[…]

Европейский суд по правам человека в Страсбурге условия содержания в СИЗО и тюрьмах бывшего СССР приравнивает к пыткам. Наверное, поэтому в России один день, проведенный в СИЗО, собираются приравнять к полутора дням в колонии[1]. В Беларуси же подобное, наверное, не случится никогда…

И вот еще что непонятно: если требование перевоспитания было еще хоть как-то уместно в контексте советского общества, то в рамках сегодняшнего социума, где нет четких моральных критериев, какого перевоспитания требуют от бедняги заключенного? Да и кто требует?! Двадцатилетние дебилы с 9 классами образования, которые даже читают с ошибками, но вот им государство доверило форму, дубинку и немалую власть над заключенными – и вот они уже во-спи-та-те-ли, мать их! Да среди тюремных контролеров и корпусных я встречал столько садистов – на батальон «СС» наберется! Может быть тогда вначале их перевоспитаем, а?

Да, совсем забыл!.. Хочешь, я расскажу, как водят в жодинской тюрьме «пэзэшников»? На спине у этих ребят в полосатой робе красуются две буквы – «ПЗ». Обозначают они то, с чем не дай Бог столкнуться никому, особенно на территории постсоветских стран, — пожизненное заключение. В белорусском УК этот вид наказания появился в 1998 году, до этого максимальный срок лишения свободы ограничивался 15 годами. Сейчас за особо тяжкие преступления, сопряженные с умышленным убийством человека, могут дать 25 лет тюрьмы, расстрел или это самое ПЗ. Отбывают его не в колонии, а как раз-таки в жодинской тюрьме. При этом унижения уже приговоренных к пожизненной смерти – я смотрел по TV документальный фильм об этом – отвратительны и недостойны цивилизованного государства, коим Беларусь упорно хочет казаться. Все человеческое из этих людей вытравливают начисто. Подходит мусор к хате, бьет сапогом по двери – бедный «пэзэшник» тут же к стенке прыгает, широко расставляет руки-ноги, выворачивает кисти рук и прижимает их к стене (все вместе «позой обыска» называется) и в таком положении «выстреливает» свои ФИО, срок, статьи – дрессированная обезьянка, прям. И очень трудно, почти невозможно поверить, что еще вчера этот человек был бесстрашным преступником, хладнокровным убийцей, а вот теперь воля его полностью сломлена, и лучше бы, наверное, умертвить его, чем превращать в павловскую собачку, существо, которое никогда и никому уже не удастся вернуть к нормальной жизни. Как по  мне, так я бы предложил закон, согласно которому осужденный на пожизненное заключение вправе выбирать между ПЗ и смертной казнью, и если он выберет смерть, то следует удовлетворить его желание (я не сошел с ума, нет, – в Беларуси и в России есть прецеденты, когда осужденные на ПЗ просят заменить им пожизненное на смертную казнь). Конечно, перед этим выбором осужденному следует показывать правдивый фильм о том, как содержатся приговоренные к ПЗ (от подъема до отбоя люди ходят или сидят за столом на скамейках, привинченных к полу, лежать запрещается; раз в день – 30-минутная прогулка, прогулочный дворик – такая же камера, только вместо потолка – решетка; в год заключенному положена одна посылка до 30 кг, два краткосрочных свидания до четырех часов, два раза в месяц можно отовариться в тюремном магазине; свободное время «пожизненники» могут заполнить чтением и просмотром TV (несколько часов в день), раз в десять дней сидельцам предоставляются книги и пресса из тюремной библиотеки), чтобы он мог решить, хочет он такой доли на ближайшие как минимум 20 лет[2] или нет. А водят их по тюрьме следующим образом: согнув пополам, ноги шире плеч, руки в наручниках сзади, высоко подняты, пальцы растопырены, взгляд в пол. Поднимать голову, разгибаться запрещено, команды выполняются немедленно, каждого осужденного сопровождают два контролера с собакой.

А теперь сравним, как обстоит дело с пожизненным заключением в Америке.

«Ангола» (штат Луизиана) – самая большая тюрьма в Соединенных Штатах Америки, – читаем в книге «Одноэтажная Америка» Владимира Познера. – В ней содержатся более пяти тысяч заключенных. И все они дожидаются своей смерти, потому что все они – за исключением человек десяти, приговоренных к смертной казни, – приговорены к пожизненному заключению. В недавнем прошлом «Ангола» пользовалась репутацией самой страшной, самой кровавой и жестокой тюрьмы Америки. Управляли всем сами заключенные, дело дошло до того, что в знак протеста против жестокого обращения тридцать один человек перерезал свое ахиллово сухожилие. Все изменилось с приходом нового начальника тюрьмы Берла Кейна – человека, как рассказывают, глубоко религиозного, который считает, что пожизненное заключение само по себе тяжелейшее наказание, что надо способствовать тому, чтобы человек сохранял чувство собственного достоинства, переродился, вновь, по сути дела, стал человеком.

Конечно, мы видели не все. Нам не показали камеры-одиночки, где держат «непослушных» по двадцать три часа в сутки и выпускают на прогулку только на один час. Нам не показали тюремный карцер, равно как и те камеры, в которых сидят приговоренные к смертной казни. Но многое показали, и это произвело впечатление: заключенные ходят в своей одежде, а не в тюремной робе, им позволяется носить нормальные ремни. пользоваться шариковой ручкой, ходить по помещениям, где они исполняют ту или иную работу.

В «Анголе» есть свое радио, которым управляет заключенный Уолтер Дикс, приговоренный к пожизненному заключению за убийство. Он сидит уже 18 лет. Он говорит:

– Наш начальник – просто подарок от Бога.

– Правда? Все тут твердят это.

– Да, он позволяет нам быть людьми. Мы же не звери. К нам здесь относятся как к людям, а не как к животным. Не думаю, что в других тюрьмах, как у нас, можно подойти к служащим поздороваться за руку… Это такая тюрьма, понимаете, дар Божий…

Вот парадокс: эти люди никогда не выйдут отсюда, но их пытаются сделать людьми, а во всех других тюрьмах, откуда когда-то выйдут, отсидев свои сроки, заключенные, из них делают зверей.

В «Анголе» даже есть хоспис, в нем работают около пятидесяти добровольцев, среди них – Тед Джорбан, осужденный на 140 лет (из них он уже отсидел около 40). Вот его слова:

– Раньше здесь человек умирал в одиночестве, а теперь рядом с ним кто-то есть. Понимаете, то есть рядом с тобой, с умирающим, постоянно находится кто-то 24 часа в сутки. Буквально сидит рядом, пока человек умирает, чтобы тот умирал не в одиночестве…»

Конечно, беспредела хватает и в американских тюрьмах (из интервью приговоренного к смертной казни, тюрьма города Ливингстон, штат Техас: «Я хочу, чтобы люди узнали, что здесь происходит. Потому что здесь к нам относятся хуже, чем к диким животным. А все, что вы здесь видите – это парадная часть, здесь все выглядит хорошо, здесь все такое аккуратненькое, беленькое, чистенькое, но там, внутри, полный беспредел…»), но, как говорится, почувствуйте разницу…

 

[1] Стоит отметить, что на сегодняшний день (май 2016 года) соответствующий закон так и не приняли, хотя собирались еще в 2007-м.

[2] По отбытии 20 лет лицом, осужденным к пожизненному заключению, суд, учитывая поведение осужденного, состояние его здоровья или возраст, может заменить дальнейшее отбывание пожизненного заключения лишением свободы на определенный срок, но не свыше 5 лет. Если суд откажет в пересмотре дела, заключенный вправе вновь подать документы спустя 3 года. В Беларуси первый осужденный к пожизненному заключению теоретически может быть освобожден к 2020 году.
В Корее и Японии минимальный срок обязательного отбывания пожизненного лишения свободы составляет 10 лет, в Германии и Австрии – 15 лет, в Греции – 16 лет, в Австралии – 20 лет, в Польше, Канаде и Новой Зеландии – 25 лет. Наиболее суровые условия для досрочного освобождения лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, установлены в США (в некоторых штатах условно-досрочное освобождение от данного наказания невозможно), в результате чего в целом по стране каждый одиннадцатый из числа содержащихся в тюрьмах отбывает пожизненное лишение свободы.
Summary
Article Name
Тюрьма 8
Description
Главы книги Сергея Павловича "Как я украл миллион. Исповедь раскаявшегося кардера", не вошедшие в русскую версию.
Author
Publisher Name
Издательство "Питер"
Понравилась статья? Не забудьте рассказать друзьям: