Понравилось? Поделитесь с друзьями!

В последнее время на западные рынки вышло более десятка компаний, в том числе — сервисы доставки еды. В России они не могут конкурировать с крупными экосистемами и привлекать деньги, объясняют аналитики. Forbes выяснил, много ли шансов у российского бизнеса за рубежом и какие особенности местных рынков ждут наших предпринимателей

Выход за рубеж российских стартапов по доставке еды в 2021 году превратился в настоящий тренд, рассказал Forbes Михаил Бурмистров, гендиректор «Infoline-Аналитика».

В последнее время на рынки вышло более десятка компаний: Master Delivery, Buyk, 1520, Fridge no More, Food Rocket, Yalla Mart, OmniGo, Get Faster, Vembla и др. «В мире на рынке фудтеха сложилась действительно интересная ситуация, — говорит гендиректор Master Delivery (развивает в России сервис доставки «Прямиком») Игорь Шиянов. — Если посмотреть на карту, то трудно найти страну, в которой русскоговорящие фаундеры не открыли бы стартап по доставке. Развиваются проекты в США, Великобритании, Германии, Франции, Португалии, Швеции, Польше, ОАЭ, Японии и в десятках других стран».

По данным Infoline, российский рынок e-grocery продолжает расти и консолидироваться на фоне роста популярности дистанционных покупок: в 2020 году онлайн-продажи продуктов выросли в 3,6 раза — до 155 млрд рублей, а доля онлайна на рынке Food — до 0,9%. В I квартале 2021 года online-продажи Food в России выросли в 4,24 раза — до 70,5 млрд рублей, а во II квартале — до 80 млрд рублей.

Но этого мало. На рынках e-grocery США, Великобритании, Франции и Германии доля онлайн-продаж продуктов составляет 4,7%. По оценкам Goldman Sachs, наибольший уровень проникновения онлайн-торговли продуктами и сопутствующими товарами у Южной Кореи (21,4%) и Великобритании (8,1%), США занимают третье место в мире по доле онлайна в продуктовом ретейле — 6,1%.

Долю онлайн-покупок продуктов в России Goldman Sachs оценил в 0,9%. Это в четыре раза меньше, чем в Западной Европе (3,4%) и в среднем по миру (3,6%). Лучше, чем в России, результат в списке Goldman Sachs также у Турции, Франции и Китая, хуже — только у Польши и Южной Африки.

Счастье за рубежом

Что заставляет российские стартрапы искать счастья за рубежом? Во-первых, высокая конкуренция на родном рынке. «Конкуренция в городах-миллионниках, не говоря уже о Москве и Санкт-Петербурге, сильнее, чем в большинстве стран Европы, — поясняет Бурмистров. — По части развития сервисов доставки Москва и Санкт-Петербург во многом опережают большинство столиц стран Европы, кроме разве что Лондона».

Второй причиной, по словам эксперта, является консолидация рынка крупными российскими экосистемами. «Яндекс» и Сбер инвестируют в 2021 году сотни миллионов долларов в фудтех-направление, поэтому бороться с ними не то что стратапам, но и зрелым игрокам достаточно сложно», — говорит Бурмистров. В 2020 году свернули бизнес службы доставки Foodza, Superbro и golama, а в 2021 году — Save Time. Igoods не выдерживает конкуренцию со «СберМаркетом» и с III квартала 2020 года теряет долю рынка, отмечает Бурмистров.

Почему мы?

Шиянов говорит, что фудтех в России в последние годы интенсивно развивается, в особенности в направлении ультрабыстрой доставки продуктов. А в результате в огромном количестве накопились технологические, потребительские и бизнес-практики, и этот опыт оказался напрямую применим за рубежом, отмечает он.

Master Delivery основан в августе 2020 года. Его соучредителями являются «Ям Ресторантс Раша», инвесткомпания BCG Digital Ventures, компания бывшего главы проекта «Совесть» Олега Ряженова-Симса. Проект работает в корпоративном сегменте, его услугами пользуются ресторанные и продуктовые сети, маркетплейсы-агрегаторы. Сервис работает по модели франчайзинга. По состоянию на сентябрь 2021 года сервис работает в 190 крупнейших городах России, а также в Армении, Казахстане, Таджикистане, Узбекистане. На рынок Европы Master Delivery вышел весной этого года, первой страной стала Италия. В Германию и США компания вышла в течение лета. По словам Шиянова, пока российский бизнес доминирует в объемах всей франшизы — это порядка 90% бизнеса, или чуть более 2 млн заказов в месяц. Но в перспективе ближайших одного-двух лет зарубежный бизнес кратно обгонит российский, ожидает он.

«Компаниям из нашей индустрии правильнее находиться в Великобритании или на любом другом развитом рынке, — говорит  сооснователь лондонского сервиса онлайн-доставки еды Jiffy Владимир Холязников. —  Нужно привлекать инвестиции. В России это сделать крайне тяжело. Мы проработали в России много лет и видим, что отрасль находится в депрессии из-за бесконечных санкций, бегства инвестфондов, дела Калви и других макрособытий, которые на самом деле, конечно, сильно ограничили рынок и его потенциал. Мы не можем всю свою жизнь ждать, что это изменится».

Есть и альтернативный способ доступа к финансированию — продажа бизнеса. Холязников приводит в пример владельцев сервиса «Самокат» (в апреле 2020-го сервис купило совместное предприятие Сбербанка и Mail.ru Group. — Forbes). «Если бы они этого не сделали, им было бы намного тяжелее расти. С меньшей долей вероятности сервис достиг бы 700-800 складов, — рассуждает Холязников. — Проблема России в том, что они не смогли бы привлечь деньги такого масштаба от венчурных инвесторов. Какой в этом минус? Основатели заработали значительно меньше денег, чем могли бы. Продали бизнес очень рано, на очень маленькой капитализации по сравнению с тем, сколько этот бизнес стоит сейчас».

На рынках других стран возможностей развиваться больше, а потребность в маркетинговых инвестициях сопоставима или даже несколько меньше, считает Михаил Бурмистров. Кроме того, международный статус компании может быть аргументом при привлечении инвестиций.

С ним согласен и Шиянов. Он приводит в пример отчет CB Insights за II квартал 2021 года. С одной стороны, зарубежные венчурные рынки сейчас находятся на небывалом подъеме — суммарный объем сделок вырос более чем в два раза, до $156 млрд во II квартале 2021 года против $61 млрд во II квартале 2020-го. Выход Ozon на биржу в конце прошлого года вернул огромный интерес к российским проектам и рынку в целом. По словам Шиянова, размер рынка фудтеха определяется количеством населения, его плотностью и среднедушевым доходом — а в Евросоюзе или США проживает в 2-2,5 раза больше потребителей, с большей плотностью и большим ВВП на душу населения, чем в России. «Поэтому вполне логично, что в условиях применимости технологий, разработанных в России, предприниматели выводят свои проекты за рубеж. Идет активный инновационный экспорт», — считает он.

Деньги рекой

Инвесторы охотно вкладываются в такие стратапы. Лондонский сервис экспресс-доставки продуктов Jiffy привлек от инвесторов $28 млн. В раунде участвовали в том числе family office основателей Playrix, братьев-миллиардеров из Вологды Игоря и Дмитрия Бухманов,  LVL1 Group сооснователя и первого инвестора «ВКонтакте» Льва Левиева, а также Baring Vostok Capital Partners, бостонский фонд Flint Capital. Возглавила раунд инвестиционная компания Heartland.

Jiffy был запущен в апреле 2021 года. Стартап основан несколькими предпринимателями, среди которых владелец сети автоматов с едой DC Daily Артур Шамалов и основатели KupiVip Владимир Холязников и Оскар Хартманн. Также в проекте принимают участие инвестор Доминик Лошер, TA Ventures и бизнес-ангел Александр Невинский. В марте сервис уже привлек $3,6 млн от пула инвесторов, среди которых была LVL1 Group. Компания управляет восемью дарксторами в Лондоне,  выполняет около 1000 заказов в день, выпускает продукцию под собственной торговой маркой.

В марте 2021 года служба доставки Fridge No More, которую развивают в Нью-Йорке российские предприниматели Павел Данилов и Антон Гладкобородов, привлекла $15,4 млн от фонда Insight Partners при участии AltaIR Capital и AltaClub. Сервис был запущен в октябре 2020 года. До конца года партнеры планируют открыть еще 35 облачных магазинов по всему Нью-Йорку.

В апреле 2021 года $2 млн привлек сервис доставки продуктов Food Rocket, который начал работать в Сан-Франциско. Инвесторами стали фонды Baring Vostok и AltaIR Capital, венчурное сообщество AltaClub, клуб бизнес-ангелов AngelsDeck, Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), основателя аналогичного британского сервиса Jiffy Артура Шамалова и сооснователя «Партии еды» (сейчас «Яндекс.Шеф») Филиппа Башьяна. Food Rocket основал россиянин Виталий Александров  — номинант в рейтинг самых перспективных россиян до 30 лет по версии Forbes 2021 года. Сервис работает аналогично российским сервисам «Яндекс.Лавка» и «Самокат»: пользователи заказывают доставку продуктов в мобильном приложении, и спустя 10–15 минут курьер приносит заказ им домой.

Особенности национальной доставки

Смелые инициативы бизнесменов, открывающих бизнес за рубежом, могут быть омрачены незнанием менталитета местных жителей. Игорь Шиянов рассказывает о разнице в потребительских предпочтениях: в Германии, к примеру, любят платить наличными, а в Италии потребители готовы выйти на улицу к курьеру за своим заказом.

Отдельная проблема связана с ментальностью местного персонала. «В России первые два года жизни любого стартапа — это работа на грани возможного, — рассуждает основатель и совладелец сервиса производства и доставки продуктовых рационов Performance Group Артур Зеленый. — В Европе или США так работать никто не будет — там привыкли к стабильности, социальным благам и нормированному рабочему дню. Местная операционная команда будет работать по тем принципам, которые характерны для местного рынка, и никак иначе. И будет требовать их соблюдения от работодателя».

Есть и другие особенности ведения бизнеса. Например, в Великобритании до сих пор сильны традиции, «джентльменские соглашения» никто не отменял. «Сегодня вы разговариваете с потенциальными партнерами в баре и по российской традиции много обещаете, а завтра вам эти обещания припомнят. И ничего, что между вами нет договора, джентльмены ведь верят друг другу на слово», — говорит Зеленый.

«Великобритания находится на первом месте среди стран мира по простоте ведения бизнеса, — утверждает Владимир Холязников из Jiffy. — Основать компанию очень легко: это делается онлайн за минуты и даже проще, чем в России, минимального размера уставного капитала, как, например, в Германии, нет. Кроме того, намного понятнее законы, документы короче и в них может разобраться даже не носитель языка». От момента регистрации до фактического запуска сервиса прошло всего пару месяцев, Jiffy заработал в марте 2021 года. Правда, сложности возникают на этапе получения торговой лицензии и открытия счета в банке, особенно если учредители с русскими паспортами.

В Великобритании можно доставлять алкоголь и табак, что также на руку сервису. Эти категории дают бизнесу 20-25% выручки, делится Владимир Холязников.

«В остальном потребители из России и Великобритании схожи: мы все выросли в одной культурной среде, у нас западный менталитет. У нас одни и те же праздники, одни и те же традиции и мы едим одну и ту же еду», — говорит он.

В любом случае, везде есть особенности, которые позволяют вести доставочный бизнес более эффективно, уверяет Игорь Шиянов. К примеру, в Европе распространены доставки на скутерах, что позволяет преодолевать расстояния со скоростью автомобиля и при этом не попадать в пробки. Если в России две доставки в час считаются отличной производительностью, то в Италии можно смело успевать доставлять три-четыре за тот же период.

На скорость делает ставку и Fridge No More, предложивший доставку в Нью Йорке за 15 минут. Местные сервисы привозят продукты в течение нескольких часов или на следующий день.

Дефицит рук

Законодательство в странах разное, поэтому трудно нанимать курьеров, говорит Игорь Шиянов. По его словам,  регуляторы фактически выдавливают с рынка такой способ сотрудничества, как аналог самозанятых, и пытаются перевести таких людей на постоянное трудоустройство.

В феврале 2021 года прокуратура Милана и Национальная инспекция труда Италии распорядились, чтобы четыре основные платформы доставки еды — UberEats, Glovo, JustEat и Deliveroo — наняли в штат более 60 000 курьеров и выплатили штрафы на общую сумму €733 млн.

После появления «закона о курьерах» в Испании один из крупнейших европейских игроков Deliveroo предпочел уйти с рынка.

Великобритания сейчас испытывает острый дефицит рабочих рук — пандемия коронавируса наложилась на Брекзит. Это привело к тому, что из Британии уехал каждый пятый работник индустрии. Катастрофически не хватает водителей, официантов, собирателей и упаковщиков еды.

– СДЭК начал доставлять посылки из Лос-Анджелеса и Нью-Йорка
– Создатели «Самоката» привлекли $46 млн в свой американский стартап по доставке еды
– Статистика не заметила падения оборота общепита в Москве из-за QR-кодов

Источник

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
– Больше новостей – в нашем Телеграме –

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий
Пожалуйста, введите свое имя

15 + = 17