Продолжаю публиковать главы из моей книги, не вошедшие (или вошедшие частично) в русскую версию.
Глава 65. Камера истощения человеческого организма
Типичная камера штрафного изолятора, за исключением того, что обычно в ней темнее раза в три.

[…]

И это я еще не рассказал про статью 101 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь – вот уж где универсальное оружие против любого заключенного. Существует категория зэков, на которых очень трудно повесить нарушение: они всегда чисто  выбриты, застегнуты на все пуговицы, не шастают по чужим отрядам и здороваются с мусорами по всей форме. Именно для таких и придумана эта дубина, статья 101-я УИК РБ – 2 часа обязательных работ «по хозяйственному обслуживанию, уборке и благоустройству территории колонии» каждый день.

Конечно, это все формальность, потому что в любой зоне убирают, в основном, петухи, которым за это платятся сигареты, а порой еще и официальная зарплата, но когда надо приструнить строптивого зэка, работает это оружие безотказно. Вызывает тебя отрядник и говорит: «У тебя сегодня работы по благоустройству, иди на продоле пол вымой». – «Не вопрос», – отвечаешь ты. «Ну тогда иди локалку подмети». «О’кей, давайте метлу». «Ээ-э, ну тогда иди туалет убирай». И все. На этом шутки кончились. Потому что если откажешься, то ждет тебя дорога дальняя – в изолятор, суток минимум на десять. А согласишься – еще хуже, поедешь прямиком в «гарем», ведь ты сам поставил себя на одну ступеньку с петухом. И вот что еще обидно: ладно бы по 101-й привлекались все осужденные, в порядке очередности. Ну хорошо, пусть не все, но те 98 %, что с «бумагами». Так нет же, из совершенно законного (в соответствии с УИК) и безобидного действа мусора превратили эту статью в инструмент унижения и давления на заключенного, потому что если бы убирали все – это воспринималось бы как неизбежное зло, пусть неприятная, но обязанность, а когда вызывают одного тебя и заставляют на виду у всего лагеря мести локалку, а то и еще хуже – мусорам кабинет убирать – любой уважающий себя зэк откажется.

Но ведь даже и это еще не самое страшное, что может предложить тебе белорусская уголовно-«исправительная» система. Если в течение года после водворения в ПКТ ты и дальше продолжаешь нарушать «установленный порядок отбывания наказания», администрация колонии может:

  1. Отправить тебя в «крытую», на срок до 3-х лет
  2. Но также и «раскрутить» по статье 411 Уголовного кодекса Республики Беларусь – «злостное неповиновение администрации исправительного учреждения либо иное противодействие администрации в осуществлении ее функций»

– раз за разом тебя будут судить прямо в колонии, каждый раз добавляя до 2-х лет, и таким образом твой срок – года этак в три – может легко растянуться и до тринадцати. И это не предел. Продолжаться этот замкнутый круг будет до тех пор, пока администрация какой-нибудь колонии (после каждой «раскрутки» заключенного переводят в другую зону) не сжалится и не отпустит тебя домой, либо пока ты сам не поймешь всю тщетность борьбы с  «системой», не подпишешь «бумаги» и тем самым «станешь на путь исправления»…

Хотя по сути, статья 411 вообще не имеет права на существование в уголовном кодексе. Потому что по ней наказывается не общественно-опасное деяние, а нежелание заключенного вести себя в соответствии с представлениями администрации колонии о перевоспитании. И ведь правы в своих воззрениях эти немногочисленные, и оттого еще больше заслуживающие уважения заключенные. Почему правы? Да потому что главная, фундаментальная несправедливость белорусской уголовно-исправительной системы состоит в том, что игра ведется в одни ворота: от заключенных требуют выполнять все правила и распорядки, в то время как администрация исправительных учреждений (всех без исключения!) позволяет себе не докладывать нам в пайку мясо и овощи, не выдавать сахар, не может обеспечить положенный метраж жилой площади и приемлемую температуру воздуха в комнатах и особенно в изоляторах, не в состоянии реализовать наше право на нормальное медобслуживание и образование, не разрешает положенные по закону предметы одежды («Это не кроссовки, а спортивные туфли», — сказал мне как-то один мусор) и не выдает положенные каждый месяц бритвенные станки-мыло-туалетную бумагу, не предоставляет своевременный отпуск (после 11 месяцев работы на производстве тебе положен двухнедельный отдых, но администрация одной из колоний (ИК-13) считает, что 11 месяцев ты должен отработать в текущем календарном году, а то, что ты в прошлом году уже полгода отработал – ну привезли тебя в колонию в такое время! – в зачет не берут), не освобождает досрочно по надуманным причинам и еще много всяких «не». К тому же, при расследовании и рассмотрении уголовных дел по статье 411 УК РБ в качестве свидетелей всегда выступают заинтересованные лица – сотрудники этих же исправительных учреждений (а также, при необходимости, их приспешники из числа заключенных – завхозы, бригадиры и прочий «актив»). И суды выносят обвинительные приговоры, основываясь на показаниях таких лжесвидетелей.

По всему следует, что статья 411 носит не воспитательный, а исключительно репрессивный характер и направлена на борьбу с инакомыслием в рядах заключенных: все должны брести одной толпой, а заблудших овец – осмелившихся отбиться от стада, – мы будем наказывать. Жестко. Один, два, пять, семь раз и сколько потребуется. Чтобы другим неповадно было.

В соседних России и Украине, добавлю, статьи 411 в кодексах давно нет.

Summary
Article Name
Камера истощения человеческого организма
Description
Главы книги Сергея Павловича "Как я украл миллион. Исповедь раскаявшегося кардера", не вошедшие в русскую версию.
Author
Publisher Name
Издательство "Питер"
Понравилась статья? Не забудьте рассказать друзьям: